ВККС РФ Выбрать ККС субъекта
Квалификационная коллегия судей
Иркутской области

Календарь

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
    Будущие заседания
    Прошедшие заседания

    СМИ

    Кодекс вершителя правосудия

    Не успело судейское сообщество России разработать и вынести на обсуждение коллег проект нового Кодекса судейской этики, как его тут же окрестили «Кодексом строителя коммунизма». Получит ли новый свод правил для людей в мантии путёвку в жизнь или документу изначально уготовано стать декларацией о намерениях? Своё мнение по этому вопросу высказал Сергей МАКАРОВ, председатель Квалификационной коллегии судей Иркутской области.

     

    466524_node_main

    – То, что проект будущего кодекса так горячо обсуждают и критикуют, говорит о назревшей необходимости перемен. Все жизненные ситуации предусмотреть и прописать на бумаге невозможно. Задача нового кодекса, на мой взгляд, – расставить своеобразные «маячки» для судей в служебной и неслужебной сфере, чтобы предупредить само возникновение конфликтных этических моментов или проступков. Переходя улицу, на что мы смотрим? На светофор: горит «зелёный» – верной дорогой идёте, товарищи; «красный» – переходить улицу нельзя. Так и разработчики нового кодекса (а постранично он превзошёл своего предшественника в восемь раз) определяют, что человеку в мантии можно, а от чего категорически стоит воздерживаться.

     

    – Не секрет, что, невзирая на запреты и ужесточения, всегда находятся персоны, которые думают и действуют так, будто правила писаны не для них. Как быть?

     

    – Наказывать по закону. В качестве иллюстрации приведу пример: мировой судья установил на свой автомобиль «мигалку», и это послужило весомым основанием для лишения его полномочий. Тонировка автомобиля сверх допустимых норм, пропуск на выезд к трапу самолёта также нарушают судейскую этику – налицо злоупотребление служебным полномочием. Неприкосновенность не должна перерастать в неоправданные привилегии и безнаказанность. И совсем другой вариант, когда тонировка авто, например, сделана в целях безопасности судьи, если он рассматривает сложное уголовное дело о банде.

    Но вернёмся к положениям нового кодекса. В нём чётко определены действия судьи в случае возникновения конфликта интересов. Судье предлагается взять самоотвод либо уведомить о конфликте участников процесса и получить их письменное согласие на рассмотрение дела.

    Сегодня судьям просто рекомендовано воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение их беспристрастность. Новый кодекс этики говорит прямо: судья не должен использовать свой статус при обращении в госорганы по личным вопросам, для получения каких-либо благ, услуг или коммерческой выгоды для себя и близких. Следует избегать финансовой деятельности, подразумевающей частые сделки и длительные деловые отношения с адвокатами или иными лицами, которые с высокой степенью вероятности будут участвовать в том или ином судебном процессе.

     

    – Что же, теперь представителю Фемиды нужно отказаться от всех контактов с окружающим миром и стать затворником? Но многие юристы учились вместе. Взять всё разом и перечеркнуть?

     

    – Учёба, стройотряды, походы – это действительно наше общее прошлое. Но если, не дай бог, однокашник ступил на преступную стезю, я и без всяких рекомендаций кодекса поддерживать с ним отношения не стану, потому что он предал идеалы, к которым мы вместе стремились в юности.

    Конечно, всё зависит от внутреннего самоконтроля, морально-этического стержня каждого – если этого нет, никакой кодекс не поможет. А значит, будут нарушения норм этики и последуют карательные санкции – вплоть до лишения полномочий.

     

    – На декабрьском Совете судей РФ в Москве, где собственно и был представлен проект нового Кодекса судейской этики, прозвучало, что этот документ призван не только повысить доверие к правосудию, но и защитить людей в мантиях от давления, в том числе со стороны СМИ. Ваше мнение?

     

    – Суды обязаны быть открытыми и доступными для СМИ. Но и пресса, в свою очередь, должна давать взвешенную, объективную информацию, и только по делам, вступившим в законную силу. Потому что, если мы начнём комментировать, давать какие-то оценки по не рассмотренным ещё делам, возникает резонный вопрос: «А зачем ждать решения суда, и нужно ли оно вообще, если все: общество, СМИ, различные эксперты – без судебного разбирательства для себя определили, что человек на скамье подсудимых – вор, убийца, взяточник или кто-то ещё?». Лучший комментарий судьи – провозглашаемые публично приговор или решение, в которых даются оценки всем доказательствам и обстоятельствам дела.

    Давлением на суд со стороны СМИ я считаю ситуацию, сложившуюся вокруг дела в отношении Татьяны Казаковой. Ещё не пройдена начальная стадия судебного следствия, а некоторые СМИ представляют процесс как сплошное нарушение уголовно-процессуальных норм, звучат даже требования немедленно освободить подсудимую из-под стражи. Эта позиция действительно может быть высказана стороной защиты. Однако она не должна подаваться в сопоставлении с информацией о частной жизни судьи, рассматривающей дело. Мол, обе – и судья, и подсудимая – женщины семейные, с детьми, но судья каждый день видится со своим ребёнком, а Казакова-мама находится под стражей. Я думаю, подобные публикации следует рассматривать только как психологический прессинг, цель которого – оказать давление на судью. В правовом государстве такого не должно быть в принципе. В США, например, если адвокат позволит себе следить за частной жизнью судьи, публиковать фотографии, он стопроцентно попрощается с лицензией на право деятельности.

    Давление на судей в нашей стране не редкость. И мы должны быть защищены Кодексом судейской этики, чтобы знать, как себя вести в подобной ситуации, как реагировать – давать ли какие-либо комментарии по этому поводу или нет.

     

    – 2009 год завершается, и уже можно подводить некоторые итоги. Стало ли больше жалоб и обращений в Квалификационную коллегию судей?

     

    – Нет, этот показатель стабилен. В этом году поступило 370 жалоб, 42 из них – на нарушения разумных сроков рассмотрения дел, 70 – на нарушения норм процессуального права, 8 касаются судейской этики.
    Добавлю, что сейчас нами проводятся проверки в отношении нескольких иркутских судей, в производстве которых находятся дела по земельным спорам. Претензии серьёзные, касаются длительности рассмотрения дел. Будем смотреть всё: сроки, нагрузку. Если проблема возникла из-за чрезмерной загруженности судьи делами – решение будет одно, в противном случае примем соответствующие дисциплинарные меры к волокитчикам. В 2009 году за подобную «деятельность», несовместимую со статусом судьи, были прекращены полномочия одного, теперь уже бывшего, нашего коллеги.
     
    Записала Ольга СТАНКЕЕВА
     
    МАТЕРИАЛ ГАЗЕТЫ "ВОСТОЧНО-СИБИРСКАЯ ПРАВДА" (№ 26156 от 23 декабря 2009)